Новости проекта
Конкурс продлен! Принимайте участие!
Поздравляем с Днем учителя!
Отвечаем на ваши вопросы!
Домашнее задание на контроле!
Голосование
Как Вам новый сайт?
Всего 16 человек

Манипуляции (дети и родители).

Дата: 9 марта в 18:55, Обновлено 23 июля в 10:21

Манипуляции (дети и родители).

Дети также нередко являются манипуляторами. Как и в случае взрослых, тут можно выделить ряд ясно различимых типов.

Типы детей-манипуляторов

Первый тип ребенка-манипулятора – МАЛЕНЬКАЯ ТРЯПКА. Он все время плохо себя чувствует, едва волочит ноги, он даже готов пролежать целый день в постели, страдальчески закатив глаза, лишь бы заставить вас выполнять за него его обязанности. Этот пассивный зависимый ребенок манипулирует нами, используя свою крайнюю беспомощность и нерешительность, свою хроническую забывчивость и невнимательность. Довольно рано обнаружив силу напускной слабости, он разыгрывает из себя беспомощного и несообразительного. Он не просто ленив, как думают многие. Он хитер, как лисица. Он достаточно умен, чтобы успешно манипулировать взрослыми и заставлять их все делать за него. Второй тип ребенка-манипулятора вполне можно назвать МАЛЕНЬКИМ ДИКТАТОРОМ. Он управляет взрослыми тем, что злится, ворчит, дуется, демонстрирует упрямство и непослушание. Топая ногами, он пытается заставить нас работать на него. Сам он постоянно "занят" и на домашнюю работу у него нет времени.

Эти два основных типа манипуляторов ранее уже обсуждались, поэтому давайте теперь рассмотрим еще несколько примеров детского манипулирования.

   1. ХИТРЫЙ ФРЕДДИ начал свой жизненный путь в слезах и первые шесть месяцев только и делал, что упражнялся в плаче. Он обнаружил, что слезы оплачиваются вниманием. Он еще не успел придумать, почему расплакался, а его уже утешают, ласково гладят и, похоже, больше любят. До школы он оттачивал свою смекалку, не встречая пока настоящего противодействия своим желаниям, а в школе начал применять ее по назначению. Он стал начинающим Калькулятором. Когда урок был слишком сложным, а учитель слишком строгим, смышленый Фредди симулировал боль в животе, которая позволяла ему уйти домой. По утрам он бывал так несчастен, что не мог одеться самостоятельно, а во время футбола нередко получал болезненные "травмы". В результате он добился к себе повышенного внимания, поскольку все его жалели. Он понял преимущества Тряпки и Прилипалы и стал мастером по провоцированию в людях чувства жалости к себе.

   2. КРУТОЙ ТОМ, напротив, имеет соответственно крутой нрав. Он толкает, задирает, обзывает других детей, дерется и плюется. Его жаргона испугался бы и футболист. Он любит пистолеты и ножи. Довольно рано он понял, что гремучая смесь из ненависти и страха делает людей легко управляемыми. Поэтому он стал начинающим Хулиганом. Более всего на свете он ненавидит авторитеты, поэтому под обстрел его неприязни в первую очередь попадают учителя и родители. Его непоколебимая уверенность в себе довольно быстро превращается в самонадеянность, что позволяет ему наезжать на всех и каждого. Создается впечатление, что в голове у него встроен датчик, который отключает его слуховой аппарат именно тогда, когда учителя или родители открывают рот.

   3. КАРЛ-ПОБЕДИТЕЛЬ – это своего рода комбинация Тома и Фредди. Обычно он младший из братьев и с раннего возраста овладевает наукой соревнований, отвоевывая себе место под солнцем. Школа – лучший полигон для его упражнений в этой области. Родителей, братьев, одноклассников он воспринимает как соперников. Победить и оказаться наверху для него гораздо важнее, чем просто жить в семье или учиться в школе. И постепенно развязанный им марафон соревнований становится для него губительным. Да, он получает высшие баллы, но вместе с ними – бессонницу. Да, он доказал, что способнее брата в музыкальных занятиях, но теперь он и дома не может расслабиться и перестать "побеждать" даже за тихим семейным чаем. Постоянным источником страха для него становятся все, кто хорошо справляется с учебой, спортом, танцами и т.д. и т.п. 

Родитель-манипулятор

Конечно, манипуляторами не рождаются. Их старательно лепят, создают из здоровых маленьких детей, вводя их за руку в манипулятивный мир современного человека. Первый урок они получают, разумеется, от своих родителей, которые являют собой уже готовый продукт нашего манипулятивного общества; дети – это пока еще полуфабрикат.

Манипулятивные родители полагают, что их родительский долг в том, чтобы на каждом шагу контролировать поведение своих детей. И ответственность за детей часто перерождается у них в ощущение собственного всемогущества. В отношениях с детьми они входят в роль Бога и Судьи.

Главное выражение, к которому такой родитель прибегает в воспитании, – "ты должен". Он в самом деле уверен, что манипуляция поведением необходима, и что его богоподобные тирады изменят не только поведение, но и само существо ребенка. Родительское "ты должен" имеет множество вариантов: "ты можешь", "ты не можешь", "ты хочешь", "ты не хочешь" и т.д.

Один из основных приемов родителя, как всемогущего судьи, – управление с помощью чувства вины. Если ребенок не делает того, чего добивается от него родитель, последний старается вызвать у ребенка чувство вины. Хитрому Фредди он скажет: "Фу, какой размазня, – будь большим мальчиком". Крутому Тому: "Стыдно обижать других детей!". Карлу-Победителю: "Недостойно во всем стремиться быть первым".

Универсальной добавкой к укоризненным замечаниям служит шантаж: "Ты своими фокусами доведешь меня до инфаркта. Вот увидишь, доведешь!" Даже если у родителей и много лет спустя сердце будет биться ровно и спокойно, дети уже не смогут избавиться от глубоко засевшего в них чувства вины и будут ждать сердечного приступа со дня на день. И если старость со временем доведет человеческое существование родителя до логического конца, кто-нибудь из манипулятивных тетушек или дядюшек вполне может воскликнуть над гробом: "А все потому, что ты в три года так плохо ел кашу!"

Еще один прием родителя-манипулятора состоит в том, чтобы поощрять в ребенке ориентацию на других. Обращаясь к Фредди, такой родитель скажет: "Ты же не хочешь, чтобы люди подумали, что ты не можешь сделать это?" Тому: "Что люди подумают, когда услышат, как ты разговариваешь?" Карлу: "Да с таким мальчиком никто дружить не будет" и т.д.

Использование любви – третий и самый болезненный прием манипулирования. "Я просто не буду тебя любить, если ты будешь таким глупым", говорит родитель Хитрому Фредди. Крутому Тому он скажет: "Ты меня не любишь, иначе ты бы не вел себя так". Говоря Карлу-Победителю: "Я так люблю тебя, когда ты получаешь хорошие оценки", он подкрепляет его соревновательность. В данном случае, родитель манипулирует ребенком из позиции Славного Парня.

Еще один прием манипулирования – использование ожиданий. Обращаясь к Фредди, родитель говорит: "Ты же хочешь вырасти таким большим и сильным, как папа?" Тому: "Буду надеяться, ты сделаешь так, как я сказал." Карлу: "В нашей семье все хорошо учились".

В родительском репертуаре существует множество подобных приемов, и каждый из вас, несомненно, сможет припомнить несколько из них. Но насколько они эффективны? И не они ли виноваты в том, что в наших отпрысках так плохо приживается ожидаемое поведение? Действительно ли они повышают дисциплинированность ребенка?

Дисциплинарные методы

В детской психологии нет области, понимаемой более превратно, чем область дисциплины. И я полагаю, что в качестве альтернативы взаимному манипулированию, к которому постоянно прибегают дети и родители, следует выработать какую-то новую философию дисциплины.

Практику воспитания дисциплины можно разделить на две большие категории. К первой относятся методы, для которых характерна ориентация на контроль внешней деятельности ребенка, манипуляцию его поведением; ко второй – методы, ориентированные на привитие ребенку неких ценностей, которые станут для него внутренними руководящими принципами. В последнем случае речь идет о самодисциплине.

Методы первой категории, ориентированные на манипуляцию поведением, обязательно предполагают награду и наказание. Даже в наше время многие родители из самых благих побуждений руководствуются девизами вроде "Пожалеешь розгу – испортишь ребенка" или "Детей нужно видеть, но не слышать". Эти типичные для себя фразы они подкрепляют физическими или вербальными наказаниями – обидными словами, нелестными сравнениями, лишением привилегий, отказом от общения и т.п.

Наказания служат тому, чтобы прекратить то или иное поведение или проявление чувств. Они вызывают развитие тревожности и провоцируют характерные для вытеснения невротические проявления. Наказания нередко провоцируют ненависть к наказывающему, встречную агрессию и чувство вины, которые в совокупности приводят к необходимости дальнейших наказаний. В конце концов наказания порождают чувства незащищенности и неполноценности. Дети, которых подвергают наказаниям, считают, что потеряли расположение родителей, и это заставляет их испытывать еще большую неуверенность в себе. Они считают себя плохими, неумехами, недостойными внимания и поневоле начинают действовать в соответствии с такими представлениями о себе. То есть родители своими "воспитательными воздействиями" добиваются обратного эффекта.

Дисциплинарные методы, основанные на контроле поведения, предполагают, что наказание ведет к исправлению. Между тем исследования психологии преступников показали, что наказание не предотвращает и не останавливает асоциальное поведение, но только усиливает его причину.

Сегодня многие родители, все ближе знакомясь с основными психологическими принципами, уже не удовлетворяются манипулятивными методами воспитания. Они хотят, чтобы поведение их детей было социально приемлемым, но не подрывало их физического и душевного здоровья. Однако понимая, что их требования уважительного к себе отношения и послушания нередко являются результатом их собственной неуверенности в себе, они не знают, как добиться такого здорового адекватного поведения. "Что мы ни делаем, они нас все равно не слушаются!" Родители не волне понимают, что своенравие, упрямство и враждебность, выражаемые детьми в разумных пределах, просто необходимы им для нормального эмоционального развития.

Если ребенок ощущает себя в кругу семьи защищенным, полноценным и значимым, у родителей вряд ли возникнут какие-то проблемы с его дисциплиной. Отмечая и принимая любые чувства ребенка, родители удовлетворяют его потребность в понимании. И здесь мы подходим к актуализационным методам дисциплины, ориентированным на воспитание чувств и самоконтроль, а не на контроль действий ребенка и подавление его чувств.

Сложность "чувственного" подхода к дисциплине состоит в том, что его невозможно свести к выполнению ряда простых правил, нарушение которых влечет за собой наказание. Такая дисциплина представляет собой нечто большее, нежели манипулирование чувствами и отношением к происходящему. Ребенок здесь рассматривается не как автомат, в который можно зарядить любую программу, а как живое существо со своими собственными чувствами, правилами и правами, которые надлежит уважать. Чтобы успешно разрешать проблемы дисциплины, родителю, нужно хорошо разбираться во взглядах и чувствах своего ребенка. Если эмоциональный климат в доме благоприятный, ребенок будет чувствовать себя в безопасности даже тогда, когда родители действуют в отношении него достаточно твердо и ограничивают его деятельность разумными рамками.

Ориентированный на чувства подход к дисциплине предполагает способность различать и не смешивать личность ребенка и его действия. Мать или отец могут быть недовольны тем, что сделал ребенок, но это недовольство не должно отражаться на их чувствах к нему как к личности.

Теория дисциплины

Дисциплинируя ребенка, мы можем сосредотачиваться как на его действиях, так и на чувствах. В ходе воспитательного процесса родитель и ребенок взаимодействуют в континууме между этими двумя полюсами. Это показано в виде схемы на рис.1. Центральную линию, идущую от действия к чувству, можно определить как континуум между внешне наблюдаемыми сознательными действиями ребенка и испытываемыми им чувствами, а также не всегда сознаваемым отношением к происходящему. Проявления дисциплинируемого ребенка всегда располагаются где-то в этом континууме. Основной принцип состоит в том, что реакции родителей должны находиться в той же точке этого континуума, что и проявления ребенка. Например, если ребенок проявляется в чувствах, родитель также выражает свои чувства; но если ребенок перемещается в область действия, родитель должен иметь с ним дело на этом уровне.

Рис.1

Давайте рассмотрим несколько ситуаций, иллюстрирующих сказанное.

   1. Только отношение.

      Ребенок жалуется родителю на учителей, то есть выражает свои чувства, свое к ним отношение. Соответственно, родитель в этой ситуации должен делиться с ним своими собственными чувствами.

          Родитель: Со временем начинаешь понимать, что перемывать косточки за спиной у человека – дело недостойное. С другой стороны, всем нам нужно иметь место, где бы мы могли выпустить пар. Так что ты при желании вполне можешь сделать это сейчас.

          Ребенок: Иногда такая злость берет, что казалось бы взорвал эту школу. Одного они заставляют пахать как проклятого, а другой получает отличную оценку только потому, что подлизывается к учителю. 

      Важно понимать, что это только чувство, не более; родитель совершит ошибку, если не даст выплеснуться этому чувству или переведет его в область действия. Скажет, например: "Да ты что, разве можно взрывать школы?"

   2. Перед совершением действия.

          Ребенок. Школа меня так достала, что я готов перебить там все окна (выражает чувства и сообщает о намерении действовать).

          Родитель. Да, я вижу школа тебя действительно расстраивает. Но давай представим, что будет, если ты на самом деле перебьешь там все окна. Что от этого изменится? И к чему это приведет? 

      В данном случае ребенок движется от полюса чувства к полюсу действия. В дополнение к выражению чувств он обсуждает возможность их проявления в действии. Здесь родитель имеет полное право также сместиться к полюсу действия. Он выбирает стратегию прогнозирования последствий предполагаемого действия. Затем с его стороны разумно будет проверить, как этот прогностический анализ повлиял на намерения ребенка.

   3. Оценка совершенного поступка.

      Ребенок обругал приятеля и объясняет свои действия – эту ситуацию можно отнести к сфере действий. Однако не страшно, если реакция будет касаться чувств ребенка, так как неизвестно, "хорош" или "плох" его поступок, и происшествие необходимо тщательно расследовать. Важно, однако, что ни ребенку, ни окружающим не было причинено вреда. Снисходительность в данной ситуации может даже помочь ребенку достичь "катарсиса", необходимого, чтобы обрести способность взглянуть на ситуацию с объективной точки зрения.

          Ребенок. Да, я обругал этого Джимми. Он был неправ.

          Родитель. Ладно, расскажи, что там у вас произошло. Ты считаешь, что поступил справедливо? 

   4. Определение меры наказания после совершенного проступка.

      Если родитель решает наказать ребенка за его проступок, он может сделать это, не вынося личностных оценок. Даже если ребенок совершил серьезный проступок, родитель не обязан выступать в роли судьи, он может быть просто выразителем общепринятых норм.

          Родитель. Я хочу поговорить с тобой о разбитых окнах в доме Смитов. Не знаю, смогу ли я облегчить твою участь, но может быть ты хочешь мне что-то сказать по этому поводу? 

      Тем самым он предоставляет ребенку возможность выразить свои чувства. Затем он может сказать:

          Хорошо, насколько я понял из твоего рассказа, ты признаешь себя ответственным за то, что произошло. Но в жизни, как и в баскетболе, есть свои правила. Как ты думаешь, какое наказание будет справедливым в данном случае? 

      Подобная тактика хорошо развивает самостоятельность и ответственность за свои поступки. При этом факт наказания не отражается на отношениях ребенка с родителем. 

Существует семь принципов, которые могут помочь вам дисциплинировать своего ребенка без риска потерять с ним контакт и испортить отношения.

   1. Разделяйте чувства и действия. Не судите самого ребенка, даже если нужно осудить его проступок. Отделение ребенка от его действий позволяет родителю при любых обстоятельствах принимать его, не меняя своего дружеского отношения. В этом случае ребенок понимает, что его любят, но действия его с точки зрения родителей неприемлемы. Любые действия являются результатом чувств. Чтобы изменить поступки, прежде всего нужно понять чувства и научиться с ними обращаться.

   2. Обследуйте ребенка на наличие невроза. Проступок невротизированного ребенка может представлять собой симптом более глубоких эмоциональных затруднений, вызванных критикой, неприятием, обвинением или наказанием. В этом случае наказание может усугубить его и без того нелегкое состояние.

   3. Положительно отнеситесь к факту проявления чувств ребенком и ответьте на них. Помогите ему выговориться, "выпустить пар" или дать выход враждебным чувствам, если он пытается их подавить.

   4. Если необходимо наказание, пусть ребенок сам выберет то, которое считает в данном случае справедливым. Опыт показывает, что дети нередко выбирают более строгое наказание, чем собирались предложить родители. Но, что очень важно, они не считают его жестоким и несправедливым.

   5. Если ребенок несет наказание, убедитесь, что он понимает, за что. Помогите ему понять, что для регуляции поведения в социуме существуют определенные правила, и что им нужно подчиняться так же неукоснительно, как правилам спортивного состязания или дорожного движения.

   6. Сделайте так, чтобы вопросы дисциплины были не вашими, взрослыми проблемами, а общими у вас с детьми. Постарайтесь отделить проблему и от себя, и от ребенка, чтобы у вас появилась возможность совместно посмотреть на нее со стороны, изучить ее и сообща над ней поработать. Когда ребенок усвоит, что к проблеме можно относиться отстраненно, он не станет воспринимать дисциплинарную ситуацию как межличностный конфликт.

   7. На опасные и разрушительные проступки следует наложить ограничения. Дайте ребенку выразить свои чувства, а затем помогите ему перенаправить свои действия в более приемлемое русло. Это и есть основная формула динамического подхода к дисциплине. 

Актуализирующий родитель

В отличие от манипулирующего, актуализирующий родитель ориентирован не на контроль, а на развитие ребенка. Он ориентирован не на то, что должно быть, а на то, что есть. Актуализирующий родитель пытается принимать ребенка таким, какой он есть, и помогать ему расти. Его основная цель – содействовать самоактуализации ребенка. Такой родитель не делит жизнь на мир детей и мир взрослых, для него это один мир – мир личности, где каждый индивид имеет право на удовлетворение своих потребностей. Давайте посмотрим, как актуализирующий родитель отнесся бы к проблемам трех представленных выше персонажей – Фредди, Тома и Карла.

Что касается Хитрого Фредди, актуализирующий родитель расценивает его положение как затянувшееся состояние зависимости и слабости. Соответственно, он усматривает свою задачу в том, чтобы помочь Фредди развить противоположные качества. Для этого он дает ему различные задания для самостоятельного выполнения: сходить в магазин, заправить кровать, распорядиться деньгами, одеться. Независимое поведение поощряется с помощью теплого отношения и похвалы, например: "Пап, ты слышал, Фредди сегодня сам оделся!" Таким образом, оценивая по достоинству независимое поведение, родители способствуют преображению зависимости Фредди в чувство самоуважения. Кроме того, они способствуют преображению его слабости в сопереживание, а расчетливость в уважительное поведение. Например, разрешают завести собаку, рассказывают о больных детях, посвящают в нужды соседей и т.д.

В случае Крутого Тома актуализирующий родитель будет способствовать проявлению его способности к симпатии и поддержке, чтобы нейтрализовать его избыточную враждебность и страх. Ведь он понимает, что за враждебностью мальчика к другим детям скрывается страх остаться незамеченным и тревога, обусловленная недостатком поддержки и заботы. Мать, отец и учителя – все они должны объединить свои усилия, одобряя Тома за то, что он делает правильно, вместо того, чтобы порицать его за неверные поступки. Они должны показать ему, что для обретения внутренней уверенности в себе вовсе не обязательно подавлять окружающих.

Что до Карла-Победителя, актуализирующий родитель постарается сосредоточиться на развитии в нем чувства самоуважения, здорового доверия к другим, способности полагаться на их помощь. Карлу важно понять, что его стремление непременно быть первым обусловлено неуверенностью в себе и потребностью во внешней оценке своей состоятельности. Они учат его, вслед за генералом Эйзенхауэром, "бороться против собственной серости", а не против удач других людей.

Подход, центрированный на актуализации

Актуализационная философия детского воспитания может помочь нам сохранить отношения с детьми и уважение к себе как к родителям. Давайте рассмотрим ее еще с одной точки зрения, которая схематично представлена на рис.2

Рис.2

В момент рождения ребенок совершенно беспомощен. Если его родители, особенно мать, не возьмут на себя ответственность за его жизнь, он умрет. Его воспитание начинается при рождении и должно изначально осуществляться в такой атмосфере, в которой он мог бы становиться все более ответственным за себя, а родители отвечать за него все в меньшей степени. Так выстраивается линия распределения ответственности между родителями и ребенком.

Где-то на пути к зрелости, вероятно, в возрасте 11-12 лет, должно установиться равновесие между ответственностью родителей и ребенка. В каком возрасте нам следует ожидать полной смены равновесия сил? По-видимому, ко времени окончания высшей школы, в возрасте около двадцати лет молодой человек должен целиком взять на себя ответственность за свою жизнь и начать заботиться о себе самостоятельно.

Цель нашего подхода к воспитанию детей, конечно же, – их актуализация и зрелость. Параллельно с этим должен происходить также процесс развития самих родителей. Актуализирующийся родитель тоже должен сознавать, что продолжает расти, сознавать свою человечность, несовершенство и стремление к полноте жизни. Его чувства и потребности ничуть не менее важны, чем чувства и потребности ребенка, и всегда должны приниматься в расчет.

Билль о правах актуализирующихся родителей

   1. Сотрудничайте с нами; не пытайтесь выглядеть младше, чем вы есть на самом деле, изображая беспомощность и несмышленость. Дайте нам почувствовать, что мы можем расти вместе, и что мы можем рассчитывать, что со временем вы перестанете от нас зависеть.

   2. Мы не были родителями изначально, мы стали родителями в момент вашего рождения. Поэтому наш родительский стаж равен вашему возрасту. Как родители мы ровесники вам и не меньше вашего нуждаемся в помощи и поддержке. От нас зависит, какими вы станете, но и от вас зависит, какие родители получатся из нас.

   3. Мы стараемся пореже говорить "ты должен". Но и вы постарайтесь развивать в себе ответственность и, не дожидаясь указаний, совершать акты доброй воли: "Давай я сделаю..."

   4. Поймите, что мы, взрослые, не меньше вас способны ошибаться, и зачастую мы несостоятельны. Будьте к нам великодушны.

   5. Нам бы хотелось слышать, что вы цените нашу заботу. Не забывайте говорить "спасибо", нам это так приятно!

   6. Старайтесь понять наши правила. Иногда мы в самом деле знаем, что для вас лучше.

   7. Не ожидайте, что мы знаем все ответы. Способность понимать вопрос важнее, чем знание ответа.

   8. Помните, что нам приятен ваш интерес к нашим делам. Взрослые не всегда зануды, может и вам что-то из этого понравится.

   9. Любите нас, даже когда уверены, что мы не правы. Родители – не Боги и не ангелы. Мы несовершенны, мы всего лишь люди.

  10. Не стоит механически брать с нас пример. Подходите к жизни творчески, будьте собой.

  11. Постарайтесь относиться к нам как к равным. Родители не рабы своих детей, мы тоже нуждаемся в справедливости.

  12. Мы тоже нуждаемся в отдыхе. Уважайте наших друзей, как мы уважаем ваших. Наши действия могут показаться вам бессмысленными, но мы имеем на них право.

  13. Наш дом принадлежит всем нам. Конечно, вещи не так важны, как люди, но постарайтесь уважать те из них, которые представляют для кого-то ценность.

  14. Мы хотим, чтобы вы были младшими партнерами нашего семейного предприятия. Но не ведите себя так, будто мы уже на пенсии. Мы все еще играем в компании активную роль.

  15. Учитесь принимать собственные решения, а мы будем любить вас вне зависимости от того, мудрыми будут эти решения или нет.

  16. Родители тоже растут и развиваются. Через несколько лет мы будем умнее, чем сейчас. Так давайте действовать сообща, а не по одиночке!

ПОДРОСТКИ

Через пять минут общения с этой женщиной я понял: ее проблема не в том, что она несостоятельный родитель, а в том, что она – несознательный родитель. Она не смогла вовремя осознать необходимость "развода" со своим ребенком, которого не удалось избежать еще ни одной матери. Неизбежность подобного "развода" как правило не сознается именно родителями и порождает наибольшее количество проблем в отношениях с подростками.

После часовой беседы взволнованная мать решила не следовать совету соседей "быть построже", а напротив – похвалить сына за растущую независимость, то есть позволить ему без скандалов и слез становиться взрослым. Не удерживать его в детстве, а найти для себя новые интересы, чтобы заполнить возникающую пустоту.

Оказалось, ее пятнадцатилетний сын не сильно отличается от своих сверстников. Способ протеста? Да, он был яркой индивидуальностью. Но потребность в бунте испытывают все подростки без исключения. Это может выражаться в необычных нарядах, прическах, жаргоне... Да мало ли в чем! Молодежь так изобретательна. Печально, но под обстрел попадают и родители. Соглашаться с ними считается предрассудком. Большую часть времени нормальный подросток проводит вне дома, в компании сверстников. И стоит родителям обвинить его в этом или выразить недовольство друзьями – контакт прервется надолго.

Ситуация эта стара, как мир. Но только не для родителей, которые переживают ее, что говорится, на собственной шкуре. Она просто ввергает их в панику: "Где мы ошиблись?" "Почему это случилось именно с нами?" "Что же теперь делать?"

Лучший совет таким родителям – ничего не делайте. Уход подростка "к своим" – это всего лишь естественная фаза его развития, болезнь роста. Это пройдет, если не вмешиваться, не проявлять насилие. Любите их и дайте им расти.

По сути, эта история описана в притче о блудном сыне, который исцелился благодаря терпению ждавшего его отца. Блудный сын обязательно возвращается, если, конечно, озабоченный родитель не запаникует и не задержит тем самым процесс его развития. Для меня притча о блудном сыне – это притча о терпеливом родителе, который помог своему младшему сыну состояться, стать человеком. Не забывайте, что там был и старший брат, который никогда не отстаивал свою независимость, да так и остался незрелым, зависимым ребенком.

Подростковую стадию развития наших детей надо уметь переждать. Это нелегко, и нетерпеливые родители, едва дети достигают критического возраста, начинают кричать о "трагедии подростков". В связи с этим я счел нужным составить список самых распространенных способов, с помощью которых эти два противоборствующих лагеря в действительности любящих друг друга людей, привычно пытаются манипулировать друг другом. То, что я предлагаю далее вашему вниманию, иллюстрирует каждодневный конфликт между родителями и подростками.

Как подростки манипулируют родителями

   1. Слезы. Когда они чего-то хотят, то ноют и хнычут.

   2. Угрозы. "Наверное, я брошу школу". "Вот возьму и выйду замуж". "Я могу попасть в беду".

   3. Спекуляции."Если бы ты меня любил, ты бы..."

   4. Сравнение. "Ни у кого нет таких коротких волос". "А Биллу отец просто взял и купил Мустанг". "У всех есть ангорские свитера". "Других не заставляют мыть руки каждые пять минут". "Все туда идут".

   5. Шантаж. "Наверное, я заболею". "Ты же знаешь, я при гостях всегда могу болтнуть лишнего". "Я расскажу папе, что ты прячешь от него этот счет".

   6. Настраивание одного из родителей против другого. "Мама меня не пускает в кино, как же так, па?" "Попроси папу дать мне машину, а то мне он отказывает, представляешь?"

   7. Ложь. "Мы идем в библиотеку" (но о вечеринке через пять минут после посещения библиотеки ничего не говорится). "Я тут не при чем". "Я этого не брал".

   8. Хандра. Подавленное состояние подростка вынуждает мать идти на все, чтобы поднять его настроение. 

Как родители манипулируют подростками

   1. Обещание конфетки. "Убери во дворе, и я дам тебе кредитную карточку". "Вынеси мусор, и я подброшу тебе на карманные расходы". "У меня есть два билета на футбол. Будь умницей, и мы посмотрим, что с ними делать".

   2. Угрозы. "Если ты не подвезешь тетю Агнес, то и сам пойдешь пешком". "Я думаю, мне стоит сходить в школу и поинтересоваться твоими успехами".

   3. Сравнения. "Джону не разрешают так много, как тебе". "Билл учится лучше тебя". "Мне нравится Том, он такой вежливый..."

   4. Неискренние обещания. "Когда-нибудь ты съездишь в Диснейленд". "Я поговорю с одним человеком насчет занятий в летном клубе". "Я постараюсь, чтобы у тебя был такой свитер".

   5. Шантаж. "Вот придет отец с работы, я ему все расскажу". "Твой учитель не очень обрадуется, если узнает, как мало времени ты посвящаешь домашним заданиям".

   6. Болезнь как средство контроля. "Если ты сейчас же не прекратишь, у меня будет инфаркт!" "Не шуми так, а то у меня начинается мигрень".

   7. Использование любви. "Ты бы не поступал так, если бы хоть капельку любил меня". 

Сравнение этих двух перечней наводит на мысль, что подростки и родители неизменно играют в одну и ту же игру. Родители, будучи лицами официально ответственными, играют роль "попирающих", а подростки выступают в роли "попираемых", будучи готовы манипулировать любыми доступными средствам. Между ними завязывается изнурительная манипулятивная борьба. Далее, поскольку подростки пытаются выскользнуть из рамок, в которые их помещают взрослые, родители чувствуют, что должны прибегнуть к силовым играм. А в таких играх первое правило состоит в том, что все это – очень серьезно и на самом деле. Подросток тоже чувствует, что игра пошла по-крупному, и преисполняется решимости "выиграть".

Чтобы лучше понять происходящее, важно учитывать, что подростки рассматривают силовую борьбу с родителями как состязание, в котором действует правило: "Я выигрываю – ты проигрываешь". Третьего не дано. Родители для них – это соперники или враги, над которыми во что бы то ни стало нужно взять верх. Поэтому едва ли не любое взаимодействие между поколениями оборачивается схваткой. Примеров тому можно привести сколько угодно.

Примеры

    Салли собирается идти в школу в одном жакете, а на улице этим утром довольно прохладно. "Надень пальто, – говорит мать. – Этот жакет слишком легкий". Девочка отвечает: "Пальто не одену". На что мать уже повышает голос: "Я твоя мать, и ты будешь делать то, что я говорю. Немедленно надень пальто!" Салли наотрез отказывается, и соперники сходятся в битве. 

Если выиграет мать, девочка будет чувствовать себя униженной и мрачно отправится на уроки, кляня всех взрослых и строя планы, как бы наказать семью, а заодно и школу. Возможно, она и наденет пальто, но через три дома его снимет. Если же выигрывает девочка, мать остается не в духе. Она может начать "пилить" отца, которому наплевать на поведение дочери... Короче, день у нее наверняка сложится скверно.

Как видим, родитель в данном случае тоже руководствуется правилом "я выигрываю – ты проигрываешь". Мать сгоряча говорит: "Поскольку я по закону за тебя отвечаю, а ты еще несовершеннолетняя, будешь меня слушаться!" Искаженное чувство ответственности порождает у нее ощущение всемогущества.

Предположим, однако, что мать научилась сознавать эту игру. Если бы она смогла убедить, сперва себя, а затем и дочь, что жизнь не обязательно превращать в борьбу, что в ней есть место для дружбы, заботы и сотрудничества, возникла бы совершенно новая основа для отношений. Если бы она к тому же руководствовалась принципом синергии, который был описан Абрахамом Маслоу, игра окончательно утратила бы свой манипулятивно-соревновательный характер. Принцип синергии гласит, что искренне раскрывая себя другому, актуализирующийся человек может обнаружить, что его собственные стремления в чем-то значимы и для последнего.

Мать, например, могла бы напомнить себе, что они с дочерью не враги, но друзья. А друзья живут по правилу "ты выигрываешь – я выигрываю, ты проигрываешь – я проигрываю". Исходя из того, что мы друзья (продолжала бы рассуждать она), мы могли бы допустить, что в наших целях и потребностях много общего. "Можем ли мы согласиться, что мы обе не хотим, чтобы ты простыла?" – спрашивает она дочку. Та кивает. "А раз так, нам остается только выяснить, как этого добиться. Ты считаешь, что пальто для этого надевать не нужно. Я считаю, что нужно. Давай посмотрим, возможно ли какое-то иное решение проблемы здоровья?"

При такой постановке вопроса Салли может предложить: "Ладно, как насчет того, чтобы надеть под жакет свитер?" "Прекрасная мысль", – говорит мать.

Что произошло? Очевидно, что правила игры изменились. Теперь мать и дочь сотрудничают на дружеской основе. В ситуации совместного разрешения проблемы мы сначала приходим к общей цели, рассматриваем альтернативные решения и их последствия и, наконец, выбираем одно из решений. Вместо того чтобы быть врагами, соперниками и манипуляторами, основная цель которых – победить другого, мы можем включиться в дружественный процесс конструктивного решения проблемы.

Разумеется, между матерью и Салли еще не раз будут возникать конфликты, но решение их будет более успешным, если будет строиться на идее взаимного уважения. Если бы мать обращалась с дочерью на равных, она могла бы даже позволить ей пойти в школу в одном жакете, чтобы та чему-то научилась на естественных последствиях своего решения – неприятном простудном состоянии. Всякое научение и развитие сопряжено с риском. Но из двух зол, как известно, выбирают меньшее. И простуда Салли в данном случае – несомненно меньшее зло, нежели утрата контакта с матерью.

Все мы могли бы избежать множества неприятностей, если бы понимали, что такое выигрыш и проигрыш на самом деле. Выигрыш и проигрыш – это всего лишь гипотетические представления о том, как надо жить, и эти представления ложны. Как говорил Фриц Перлз, "выигрывая, мы всегда что-то проигрываем, а проигрывая, – всегда что-то выигрываем". И это, на мой взгляд, гораздо ближе к истинному пониманию жизни.

Многие родители считают себя экспертами жизни для своих детей, но, к сожалению, суть их подхода выражается в банальном "ты должен". Карен Хорни назвала это "тиранией должнизмов" . Чтобы убедиться в этом, достаточно послушать разговор родителя с ребенком и посчитать, сколько раз употреблялся сей категорический императив. Впрочем, дети тоже его не чураются и умело используют. Так что они квиты.

Альтернативой "должнизму" служит "естизм". Вместо того, чтобы стремиться к совершенству, с неизбежно сопутствующим этому чувством собственной несостоятельности и неполноценности, мы могли бы попытаться принять жизнь такой, какой она есть, и стремиться развивать то, что есть. Вместо того, чтобы создавать ад нашим детям, задавая невыполнимые стандарты их поведению, мы можем расти вместе с ними, творчески решая наши общие проблемы. Лишь растущая личность способна безоговорочно принять ответственность за себя.

Давайте воспользуемся еще одним примером конфликта между родителем и подростком и посмотрим, как работает эта теория.

    Джим спорит с отцом из-за домашнего задания. Он не хочет делать его сейчас. Сначала он хочет на несколько часов пойти в клуб поиграть с друзьями. "Сделай уроки, а потом иди", – говорит отец. И дружески добавляет: "Давай посмотрим, совпадают ли наши взгляды на твое будущее. Я думаю, мы оба хотим, чтобы ты закончил школу, а это предполагает своевременное выполнение домашних заданий, верно?" С этим Джим соглашается, но уроки делать все равно не хочет. "Давай, – предлагает Джим, – я встану рано утром, и все сделаю". "Хорошо, – соглашается отец, – но давай договоримся, что если ты не встанешь, в следующем месяце клуб придется оставить. Очевидно, тебе надо учиться на собственном опыте". 

Отец пошел на уступку, и это куда лучше, чем затяжной конфликт, который превращает в кошмар жизнь многих семей.

В следующем примере Мэри и родители не могут прийти к согласию относительно ее свидания. Ей всего тринадцать лет, но она очень хочет съездить в пятницу вечером в кинотеатр под открытым небом с Джеком, которому шестнадцать. Родители не хотят, чтобы она встречалась с ним одна, да еще в автомобиле.

    "Вы даже в кино меня не пускаете!" – протестует Мэри, как заправский манипулятор. Но мать не поддерживает ее игры и говорит: "Неправда. Мы не против того, чтобы ты сходила в кино. Просто мы не хотим, чтобы ты оказалась беззащитной перед своим половым влечением. Пока что ты решаешь просто пойти на свидание. Но когда вы припаркуетесь в роще, может быть уже поздно. Ты можешь потерять способность что-либо решать, потому что твое тело будет сильнее тебя. Важно уметь предвидеть возможные последствия своих решений". "Вы мне просто не доверяете", – надувается Мэри. В разговор вступает отец: "Нет, мы просто не доверяем таким ситуациям". 

Какие здесь могут быть решения? Спорщики приходят к нескольким вариантам:

1) поехать в обычный кинотеатр на автобусе;

2) поехать туда, куда они собрались, но за рулем будет отец;

3) то же самое, только за рулем будут родители Джека;

4) поехать туда с более взрослой парой – ее братом и его девушкой. Мэри выбирает последнее и, хотя сетует на некоторое ограничение свободы, врагами родителей не считает.

Кто-то скажет, что родители в последнем примере чересчур открыто выражают ребенку свои чувства и опасения, но честность – необходимое условие актуализирующего поведения.

Актуализирующие отношения между родителем и подростком

Основная задача актуализирующего родителя состоит в том, чтобы помочь подростку направить свои чувства в конструктивное русло. Он понимает, что подростковый протест – необходимая составляющая развития личности, а сам протестующий подросток верит, что родители, на которых направлен его протест, понимают и любят его, несмотря на его поведение. Бунтовать подобным образом против кого-то другого он опасается. Актуализирующие родители понимают, что их ребенок растет и пытается найти свое место во взрослом мире. Следовательно, с их стороны неблагоразумно было бы мешать ему, пытаясь втиснуть в готовые взрослые рамки. Нужно позволить ему развиваться в естественном для него темпе.

Дороти Барух определила три вещи, которыми родители обязаны обеспечить своих детей в подростковом возрасте: понимание, практическая информация о сексе и помощь в становлении самостоятельным человеком .

Понимание без принятия невозможно. Позволяя подростку выражать свои чувства без всякого страха, актуализирующий родитель пытается признать его право дерзить. Большинство родителей рассматривают дерзость как угрозу. Такие родители, конечно же, не способны понять чувства своих детей, потому что еще не разобрались в собственных. Вот почему важно, чтобы родители проходили терапию вместе с подростком. По мере того, как родитель учится свободно проговаривать ребенку свои истинные чувства, он учится понимать и себя, и его.

Актуализирующий родитель понимает, что подросток нуждается в его помощи, чтобы научиться выражать свои чувства и контролировать свои действия. Он предлагает способы, посредством которых можно выразить эти негативные чувства в социально приемлемых действиях:

1) выговорить свою обиду;

2) письменно изложить свои негативные переживания;

3) нарисовать, сконструировать или театрализовано изобразить их;

4) заняться спортом, например, поиграть в теннис, гольф, шашки или шахматы .

Актуализирующие родители понимают, что именно чувства подростка заставляют его вести себя подобным образом. За неприемлемыми действиями стоят негативные чувства, причина которых не обязательно находится в настоящем, но может лежать в раннем детстве ребенка. В последнем случае эти чувства возникают у подростка не из-за того, что происходит сейчас, а связаны с его представлениями, нередко фантастическими, о том, что произошло когда-то. Немаловажную роль в появлении этих фантазий играет родительское отношение к ребенку. Так, если он испытывал недостаток любви, доверия и близости на ранних стадиях своей жизни, ему трудно будет чувствовать себя, как дома, и в отрочестве среди сверстников.

Еще одна важная задача актуализирующего родителя – помочь подростку избежать опасного поведения. Для этого существуют два способа. Во-первых, родители могут предугадать некоторые потенциально опасные интересы ребенка и предоставить ему возможность осуществлять их в условиях структурированной среды: походы, рыбалка, спортивные соревнования, клубы, охота. Во-вторых, родители принимают негативные чувства подростка и обсуждают их вместе с ним. Если родитель не отвергает его негативные чувства, подростку и самому становится легче их принять, не испытывая чувства вины.

Будьте уверены, иногда актуализирующие родители также выражают свои негативные чувства в связи с поведением подростков. Они открыто проявляют свой гнев, а если потом сожалеют о форме выражения последнего, то сразу говорят об этом. Актуализирующий родитель, признаваясь в своей проблеме на поприще родительства, не удивляется пониманию и признанию подростка. Такое низвержение идолов открывает путь к построению взаимопонимания между родителем и ребенком и появлению уважения со стороны подростков к чувствам своих родителей.

Но актуализирующие родители сознают, что поведение подростков все-таки следует ограничивать. Юности нужно учиться принимать необходимость некоторых обычаев и традиций. Барух предложила три понятные для подростка причины налагаемых ограничений:

1) они важны для сохранения здоровья и обеспечения безопасности;

2) они важны для защиты собственности;

3) они важны, поскольку существуют закон, порядок и социальная приемлемость .


Актуализирующийся подросток

Большинство подростков вовсе не так уж плохи, как мы пытаемся это представить. Менее двух процентов из них нарушают закон. Их музыка, которая так раздражает взрослых, для них органична и естественна. Ну и что с того, что она противоположна музыкальной романтике нашей юности? Так ведь и жизнь изменилась в сторону этого грохота и визга. Несовершенство и избавление от иллюзий – основные темы нашего времени. Ключом к пониманию нынешних веяний могут служить слова Боба Дилана: "Прекрасно лишь уродливое, парень" . Интерес предыдущего поколения к спорту, свиданиям и высмеиванию "умников" ушли в прошлое. Теперь лучшими считаются атлеты, отличники, председатели комитетов, классные старосты, – все те, кто страстно жаждет социального престижа. Юношеские годы – самый трудный период в борьбе за самоактуализацию. Удивительно, что подростки не борются за нее еще более манипулятивными средствами и не проявляют еще более асоциального поведения.

Давайте теперь рассмотрим характеристики актуализирующегося подростка в рамках трех описательных категорий любой актуализирующейся личности: творческий подход, межличностная чувствительность и сознавание.

   1. Творческий подход. Актуализирующийся подросток – это творческий бунтарь. Он находит в себе мужество бунтовать здоровыми способами. Его протест носит созидательный, а не деструктивный или негативистский характер, и выражается не во внешних символах (необычная прическа, одежда, броский макияж), а в выборе собственных целей и смыслов.

   2. Межличностная чувствительность. Он не только отзывчив к чувствам своих сверстников, но с пониманием относится и к своим родителям. Поэтому он старается, чтобы его внешний вид и манеры соответствовали ситуации.

   3. Сознавание. Будучи нацелен на вхождение в мир взрослых, он желает получать максимум удовольствия от сегодняшнего дня, проживая его в полной мере. У него есть чувство пройденного пути и цель в будущем, но живет он здесь и сейчас. Он подобен серферу, оседлавшему волну, который радуется не только доске, несущей его по гребню, но и силе волн, порывам ветра, шороху прибрежного песка и морскому простору. 

Подросток, как и все мы, – это манипулятор, который стремится вырасти в актуализатора. И основная задача родителей, как мне представляется, состоит в том, чтобы сойти с дороги и дать этому произойти.

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.